Залатать Урал. Приручить город

Залатать Урал. Приручить город

Дарья Плаксиева
Дарья Плаксиева









Неважно, что это за штык и почему надо быть как он. Отпустили гулять!








Сила Лениных высказываний — в этом контрасте с директивно навязанным и покорно принятым канцелярским стилем общения и мышления.

Когда тревожно, беспокойно и непонятно. Когда неловко или неуклюже. Когда зябко.

Вдруг со стены смотрит записка:

previous arrow
next arrow
Slider

 

Серия «Мамины записки» на городских баффах. 2015 — по настоящий момент

Неважно, что это за штык и почему надо быть как он. Отпустили гулять!

Тепло щемящего воспоминания мгновенно поразило нейронные связи. Это Лена Шубенцева оставила послание — ее надоумила мама.

Партизанский фестиваль уличного искусства «Карт-бланш». Екатеринбург, ул. Испанских рабочих, 28. 2018

Екатеринбург, ул. Луначарского. 2015

Обращение к индустриальности, осознание ее масштабности и уплаченной за нее цены, семейная впаянность в пространство уральской истории и явная привязанность к корням — это, со слов Лены, особая форма трепетной провинциальности, которую заключает в себе Урал. Екатеринбург — короткая история Лениных корней. Они грубо обрублены предыдущим столетием. Фрагментарная, ускользающая, эта история семьи, а за ней и история города, региона, страны, выливается в послания на стенах, превращая леденящую секретность их свинцово-промышленного прошлого в дневниковое тепло воспоминаний художницы. Бумерангом возвращаются к стенам позабытые житейские истины.

«Провансаль». Партизанский фестиваль уличного искусства «Карт-бланш», Екатеринбург. 2019

Провинциальность для Лены — возможность приручить пространство, присвоить выбоины в тротуаре и приватизировать тропы на замерзшем пруду. Стремление одомашнить дикую городскую среду влечет Лену на улицу. Стрит-арт по-партизански захватывает территории без объявления войны. Художницу нисколько не страшит неминуемая судьба ее работ — стать жертвой арт-группировки, которую многие знают как ЖЭК. Политически корректнее сделать новоявленных коллег героями своего проекта. Повседневности можно остерегаться, но лучше с любовью залатать.

Трафарет, аэрозоль, акриловая краска, стена 3,5 x 3 м. II биеннале уличного искусства «Артмоссфера», Москва, «Манеж». 2016

Каждое Ленино высказывание реконструирует мечту. Серия «Мамины записки» не прямое цитирование, а скорее, поэтизация личного прошлого художницы. Мама оставляла ей записки, в которых Лене не хватало тепла. Теперь же тепло, исходящее от записок самой Лены, согревает огромное количество горожан. Получается чистый симулякр, копия без оригинала, память об отсутствующем воспоминании, которое разделили все.

Эта память (в виде записок, муралов, рисунков) оказывается сильнее страха — быть пойманной или быть непонятой. Она пунктиром очерчивает зоны отсутствующих воспоминаний.

В одной из таких зон — во дворе обычного дома — на трансформаторной будке сушатся машины. Они развешаны подобно коврам, будто ждут, что кто-то придет их выхлопать. Это выхлоп детства, когда монохромные дворы хрущевок окрашивались пятнами разноцветного белья, а по извилистым лабиринтам веревок под хлопки ветра разливалась болтовня соседей.

По старой памяти Лена и развешивает… автомобили, предлагая подвергнуть их усушке и освободить дворы нашего детства.

Мурал на стене трансформаторной будки, 6 х 4 м, трафарет, аэрозоль. Фестиваль «Стенограффия», Екатеринбург. 2015

Впрочем, дворы — лишь задворки улиц, но только в них можно укрыться от неморгающих глаз, провожающих прохожего по проспекту Ленина, беспардонно заглядывающих в глубины его задумчивости. Это снова проделки Лены Шубенцевой: зрячие фонари преображаются в пугающих наблюдателей.

«Глаза». Стрит-арт на фонарях, печать на самоклеющейся пленке. Екатеринбург, пр. Ленина. 2015

А зимой на замерзшем пруду — озорное приглашение пройтись по улице имени Моей бабушки, завернуть на проспект Добрых людей, проскользнуть к бульвару Первой любви. Лена зовет в путешествие по очень личным для каждого воспоминаниям. Несмотря на редкость ее высказываний, их точность, ясность и метафоричность делает диалог Лены с городом непрекращающимся и живым.

«Город на пруду». Екатеринбург. 2015

Лена говорит, что выходит на улицу только тогда, когда не делать этого не может. В реализации идей черпает энергетический потенциал — сродни катарсису: «Когда возвращаешься домой на рассвете, буквально летишь, окрыленный и сильный».

Звучит невероятно, но эту силу дают те самые настенные трогательности. И потому ли, что запал маминых посланий все еще греет душу, или, напротив, потому, что от канцеляризма наших будней воротит с души, сегодня рождается в городе ее новый проект «Канцелярит». Он саркастически высмеивает абсурдность общения с государственной машиной, которая смешивает людей в однородную массу, неспособную и шагу сделать без указаний.

Диптих «Уведомление». Партизанский фестиваль уличного искусства «Карт-бланш», Екатеринбург. 2020

Сила Лениных высказываний — в этом контрасте с директивно навязанным и покорно принятым канцелярским стилем общения и мышления. Он пробрался и в стиль жизни, вцепился мертвой хваткой в горло Урала, не давая ему вздохнуть. Лена же, напротив, с помощью семантических игр, мягкого юмора и яркой образности обращается напрямую к человеку, выныривающему из механической массы на голос живого искусства. И обращения Лены Шубенцевой безошибочно попадают в цель. Не потому ли, что ее надоумила мама?