Я художник или фотограф?

Я художник или фотограф?

Даша Весёлкина
Даша Весёлкина










Сайт служит для самопрезентации, он же становится собирателем смыслов о художнике и фотографе.












Общее в социальной съемке и выставочной работе — завершенность. Она бывает разной...
















Легкость появляется в те моменты, когда все, что целенаправленно обдумывалось, интуитивно сходится в одну точку.

Я художник или фотограф? Для Ани Марченковой вопрос открытый

Аня Марченкова — уральская художница, работающая преимущественно с фотографией и инсталляцией, автор социальных съемок для разных СМИ, выпускница Школы Родченко.

Сайт — это профессиональный этап

Аня начала думать о том, чтобы сделать сайт, три года назад, когда стало неудобно рассказывать о себе на словах. Свой сайт — это профессиональный этап, с ним можно говорить о себе как о фотографе или художнике: «У водителя есть машина. Без нее он не водитель. Так и фотограф не будет фотографом, если у него нет фотоаппарата, компьютера и сайта», — говорит Аня Марченкова. Чтобы признаться в том, что фотография — это не хобби, а профессия, нужно проходить этап за этапом, достигать важных результатов — хороших серий снимков, выставок и публикаций. Самоосознание успокаивает и внутреннего критика, который в трудные моменты заводит разговоры о несостоятельности.

Сайт служит для самопрезентации, он же становится собирателем смыслов о художнике и фотографе. Аня оказалась в ситуации, когда необходимо определиться, кто она и как об этом рассказывать. Я художник или фотограф? Почему я хочу разделить свою деятельность? Зачем? 

Достигнут уровень, но чего?

Все работы Ани включают в себя фотографию. Для дипломного проекта «Тонкие структуры» в Школе Родченко Аня делала инсталляцию, в которой фотографии в витринах постепенно покрывались плесенью. Во время резиденции в «Доме Метенкова» Аня делала проект «Помеха в пейзаже», где она изучала культурный и экологический ландшафт Урала — фотографии были основным способом выражения пейзажа, изменяемого человеком. А логотип компании 3М отсылал к процессу создания фотографии, который включает и мистификацию, и масштабирование, и мерцание. 3М зашифровывает в себе эти процессы. В проекте для программы Арт-резиденций 5-й Уральской индустриальной биеннале художница использовала фотографию как единственный возможный способ документации и иллюстрации процессов, которые переносятся в пространство выставки с производства в Асбесте.

Кроме создания выставочных проектов, Аня занимается социальными и постдокументальными съемками и на протяжении всего времени остается с пульсирующим вопросом: как быть с разделением на фотографа и художника?

В фотографии появилось больше ремесла: «Я смотрю в видоискатель и знаю, что я увижу, — рассказывает Аня, — а когда я занимаюсь каким-то художественным проектом, я не знаю, что будет в конце». Механика съемки и создания работы для выставки разная. Документальная социальная съемка — это фиксация реального событийного ряда. Как фотограф, она может деформировать пространство происходящего, а может не вмешиваться: «Я делаю слепки события и переношу их в формат фотографии». В художественных проектах Аня может «упрощать все до схемы» или «придумывать небывальщину». Это разные подходы, которые делят работы на фотографические и художественные, но медиум у них остается один и тот же.

Груз и тяжесть

Общее в социальной съемке и выставочной работе — завершенность. Она бывает разной: может складываться из долгих месяцев обдумывания, анализа ради цели, а может состоять из легкого и быстрого действия или мысли. «В работе должен быть комплекс мыслей, все должно быть не случайно. Мысли могут приходить со всех сторон, чтобы в итоге в одном жесте или клике было много слоев», — рассказывает Аня.

Работа состоит из неслучайных мыслей, ответственности за качество. С мыслью о том, что плохо сделать нельзя, работа доставляется художником до заказчика-зрителя. Такое отношение к своему делу — груз и тяжесть.

Фотография требует от Ани меньшего мыслительного процесса, чем создание работы для выставки. Кроме этого, к фотографии не нужно писать текст: «Написать текст — огромное напряжение. Я знаю, что одна не справлюсь, поэтому заранее ищу помощи в написании». Вместе с этим социальные съемки рано или поздно приводят к эмоциональному выгоранию и деформации оптики. «Я пришла на занятие по танцам. Там нас попросили сделать упражнение: одни люди расслабляются, а другие делают движения с их телами, — рассказывает Аня. — Тогда я увидела в расслабленном теле ребенка с СМА» (спинальная мышечная атрофия. — рим. авт.).

Аня рассказывает, что после участия в программе Арт-резиденций Уральской биеннале начала говорить только через месяц — это произошло из-за напряжения и ответственности за проект. В это время Аня много снимала, социальные съемки давали возможность отвлечься, переключиться с одного трудного дела на другое.  «За возможности, которые тебе дают, нужно отвечать», — такая установка — результат воспитания и обучения.

Труд и сложность — это слой, который как будто необходим, чтобы зритель мог получить свой заказ.

Поражающая мысль о легкости

Аня участвовала в двух проектах, которые оказались непривычно легкими. На Уральской квартирале Аня представила серию «Загар»: «Я распечатала и повесила фото людей, которые загорали летом на стадионе. Когда я делала эти фото, не было сверхусилия, от которого ты кряхтишь, плохо спишь и потом грубишь другим людям». На воркшопе Стаса и Юли Шарифулиных «Невозможные территории: прислушиваясь к звуковому ландшафту города» на фестивале «Луч» Аня работала со звуком: «В конце воркшопа было выступление. В какой-то момент я слышала, что звучит то, что делаю я. Меня очень впечатлило, что процесс не был объемным, сложным и трудоемким. Я поняла, что мне хочется легкости, которой не хватает в моих фотографических проектах».

Легкость появляется в те моменты, когда все, что целенаправленно обдумывалось, интуитивно сходится в одну точку. В ней и долгий труд, и опыт, и кряхтение. Значит, легкость и тяжесть могут происходить одновременно, завися друг от друга. Что, если так же могут существовать фотограф и художник? 

— Аня, как мне написать: художница или фотограф?

— Для меня это открытый вопрос. Мне самой важно собрать и допустить свою разность, понять, что так бывает, что два разных человека во мне, фотограф и художник — это нормально, — отвечает Аня.

В этом ответе слышится легкость, одновременно с которой продолжаются труд, поиск и сопоставление слоев смысла, которые могут оставаться с Аней сколько угодно.

Slider