Искусство Александра Седельникова — отражение его политических взглядов, но не иллюстрация их.









Кадры выхватывают моменты из жизни. Именно выхватывают, а не фиксируют, поскольку фотограф не документатор. Он часть той среды, которую снимает.



















Седельникова увлекают метаморфозы, происходящие с информацией в современном мире.

Л.: Александр, в интервью ты говоришь, что одна из главных тем твоего творчества — это критика капитализма? Можешь конкретно сформулировать, за что ты критикуешь эту систему?

А.: Прежде всего за использование и подавление человека. Для меня нет разницы между капитализмом и фашизмом; их цель — поработить людей. Из этого вытекает нивелирование положения человека внутри системы. Также мне не нравятся перепроизводство и бессмысленная растрата ресурсов.

Л.: Если у тебя так четко все сформулировано, может, ты представляешь себе и свое идеальное государство?

А.: Да, представляю… И это не государство. Люди достаточно сознательны, и мы можем сами себя контролировать, нам не нужно это системное давление.

Л.: То есть ты анархист?

А.: Да, можно меня назвать анархистом.

Искусство Александра Седельникова — отражение его политических взглядов, но не иллюстрация их. Это не манифест, все находится между строк, скрывается за образами и оттеняется другими темами. Но этот критический стержень, анархическая подоплека постоянно мерцает. И при первом столкновении с проектами Александра о ней необходимо знать. Иначе сказать об этих фото и видео будет практически нечего. Как только кристаллизуется в уме эта сквозная, проходящая через все работы проблематика, появляется то, о чем можно подумать и о чем поговорить.

Александра интересует, как раскрывается в маленьких деталях личной истории что-то большое: устройство страны, технологический прогресс, культурные установки. Именно поэтому в его фотопроектах, особенно ранних, так много бытового, частного. Это могут быть штрихи к образу жизни на Южном Урале (откуда родом художник) или картины европейской или американской повседневности (в последние годы он часто работает за пределами России). Кадры выхватывают моменты из жизни. Именно выхватывают, а не фиксируют, поскольку фотограф не документатор. Он часть той среды, которую снимает.

Александр пытается найти свою позицию и всегда оказывается где-то между пребыванием внутри и остраненным взглядом извне. Это особенно заметно в тех проектах, где темой становится его личная история («I Hope No One Heard Us» или «I See What I Want To»). Эти колебания между субъективным и объективным взглядом стали главной темой проекта «Brado Touch», в котором Александр впрямую задается вопросом: «Как может фотограф свести позицию оператора к нулю?» В этой серии он полностью отдается событиям, происходящим с ним, фотографирует их, не успевая осмыслить. И лишь потом, в процессе отбора снимков, он осознанно включается, чтобы выстроить некое подобие нарратива.

А.: В моем представлении государства как такого не должно быть. Все может строиться на принципах кооперации, как коммуна.

Л.: А почему ты тогда не живешь в коммунах?

А.: Ну, я жил, и у меня много знакомых. Но я там не могу работать, я впадаю в клаустрофобное состояние. Для творчества мне нужно личное пространство. Когда я говорю «коммуна», я имею в виду не поселение, а скорее, принцип сосуществования.

В работах Александра Седельникова неизмененным является фокус на человеке. Тело и его жизнь — важнейший мотив в работах. Периодически появляющиеся на снимках обнаженные тела лишены эротического подтекста, в этих фото нет вуайеризма, а есть лишь честное отображение голого человека. Александра интересуют изменения, происходящие с телом человека по внутренним или внешним причинам. Каждый считывает высказывания художника через свой физический, тактильный опыт. 

Например, в проекте «Accelerate» Александр Седельников изучает то, как капиталистическая система физически изменяет и контролирует человека через технологии и электронные устройства. Художник пытается уловить эту ползучую цифровизацию жизни, которую люди не всегда замечают. Мы видим на этих фотоколлажах, как человеческий и цифровой миры проникают друг в друга. Этот процесс по-своему красив и одновременно пугает неотвратимостью перемен. «Accelerate» — один из немногих проектов, в котором антикапиталистический посыл явлен столь прямо. Уже своим названием «Accelerate» отсылает к акселерационизму — политической теории, которая поддерживает институты капитализма, чтобы через их усиление вызвать крах всей системы и радикальные социальные изменения.

В проекте «Accelerate» поднимается тема взаимодействия человека и информационной среды. Седельникова увлекают метаморфозы, происходящие с информацией в современном мире. Она обретает разные формы, а с изобретением цифровых технологий становится тотальной. Информация — главная валюта времени. И поэтому утрата человеком своего цифрового, казалось бы, эфемерного следа оказывается очень реальной и травматичной. Именно об этом один из последних проектов Александра — «I See What I Want To», созданный в результате потери двух личных мобильных устройств и атаки мошенников. Приватное, которое в системе капитализма должно цениться и оберегаться больше всего, становится таким же предметом продажи. Художник, как археолог, пытается восстановить свой образ по крупицам утраченных данных.

Александр ищет новую форму своего искусства: от чистой фотографии он перешел к фотокниге, а затем к инсталляции, при этом сохраняя фото и видео как свой основной медиум. Сейчас его увлекает работа с пространством. Раньше она происходила в кадре, в процессе съемки — теперь она переместилась в галерею, где художник экспериментирует с пространственными связями между снимками, наполняет пространство между работами дополнительными смыслами, объектами, знаками, раскрывающими содержание самих произведений.

Л.: А почему ты тогда хочешь переезжать в Америку? Там ведь капитализм в кристаллизованном виде.

А.: Да, но там хотя бы есть четкая правовая система. Здесь я чувствую себя бесправным и поэтому беззащитным.

Несмотря на анархические убеждения Александра Седельникова, его искусство встроено в систему арт-рынка. Оно прекрасно будет смотреться и продаваться в какой-нибудь нью-йоркской галерее. Это, конечно, компромисс. Александр своим примером показывает, что анархизм вовсе не означает радикальность. Свои убеждения можно доносить не только в одномерных прокламациях, но и в сложных, многосоставных художественных работах. Александр Седельников выбрал самую сложную позицию — быть одновременно и внутри (системы, кадра), и снаружи (критикуя, фотографируя).

L: Alexander, in the interview you say that one of the main focuses of your art is criticism of capitalism? Can you formulate specifically why do you criticize this system?

A: First of all, for the use and suppression of a human. I see no difference between capitalism and fascism, their goal is to enslave people. This implies the neglect of a human position inside the system. I also do not enjoy overproduction and waste of resources.

L: If you have everything so clearly formulated, then can you imagine your ideal state?

A: Yes, I can… and this is not a state. People are quite conscious, and can control themselves well, we do not need this systemic pressure.

L: So, you are an anarchist?

A: Yes, you can call me an anarchist.

The art of Alexander Sedelnikov is a reflection of his political views, albeit not an illustration. This is not a manifesto, everything is between the lines, hidden behind images and shaded by other topics. However, this critical essence, anarchist background, is constantly flickering. And at your first encounter with Alexander’s projects, you need to know about it. Otherwise, there will be practically nothing to say about these photos and videos. As soon as this cross-cutting issue that passes through all the works crystallizes in your mind, there appears something to think and talk about.

Alexander is interested in how something big is revealed in small details of a personal history: the system of a country, technological progress, cultural attitudes. That is why his photo projects, especially early ones, borrow so much from the mundane and private. These can be the details of lifestyle in the South Urals (where the artist comes from) or pictures of European or American everyday life (lately, he often worked outside of Russia). These shots capture moments of life. They capture it, not fix it, because the photographer is not a documentarist. He belongs to the environment he is filming.

Alexander tries to find his perspective and always finds himself somewhere in between being inside and a detached look from the outside. This is especially noticeable in the projects that touch upon his personal story («I Hope No One Heard Us» or «I See What I Want To»). These fluctuations between subjective and objective view became the main topic of the «Brado Touch» project, in which Alexander directly raises the question: “How can a photographer reduce the position of a cameraman?” In that series, he completely surrenders to the events around him, makes photographs without spending time to think. Only later, while selecting images, he consciously engages in order to build some kind of narrative.

A: In my opinion there should be no state as such. Everything can be built on the principles of cooperation, like a commune.

L: Why don’t you live in a commune then?

A: Well, I used to, and I have many friends there. But I cannot work there, I fall into some claustrophobic state. To make art I need personal space. When I say “commune” I do not mean a settlement, but rather the principle of coexistence.

In the works of Alexander Sedelnikov, the focus on a person remains unchanged. Body and its life are the most important motives in his pieces. Nude bodies that once in a while appear in the pictures are devoid of erotic connotations, there is no voyeurism in these photos, only an honest display of a naked person. Alexander is interested in the changes that occur with a human body for internal or external reasons. Everyone perceives the artist’s statements through their physical, tactile experience. For example, in the «Accelerate» project, Alexander Sedelnikov studies how capitalism physically changes and controls a person through technology and electronic devices. The artist is trying to capture this creeping digitalization of life, which people do not always notice. In these photo collages we may see how the human and digital worlds penetrate each other. This process is beautiful in its own way and at the same time frightens with the inevitability of change. «Accelerate» is one of the few projects, in which the anti-capitalist message is so direct. Already with its name, «Accelerate» refers to accelerationism – a political theory that supports the institutions of capitalism in order to provoke the collapse of the entire system and radical social change.

The «Accelerate» project raises the topic of human interaction with the info environment. Sedelnikov is fascinated by the metamorphoses taking place with information in the modern world. It takes on different forms and becomes total with the invented digital technologies. Information is the main currency of today. Therefore, loss of one’s digital, seemingly ephemeral trace feels very real and traumatic. This is exactly what one of Alexander’s latest projects is about: «I See What I Want To» was created after the artist had lost two personal mobile devices and was attacked by fraudsters. The private, which in the capitalist system should be valued and protected most of all, becomes an object of sale. The artist, like an archaeologist, is trying to restore his image from the bits of lost data. Alexander is looking for a new form for his art: from pure photography he moved to a photobook, and then to installation, while keeping photo and video as his main medium. Now he is engaged in work with space. Previously, it happened within a shot, during the process of shooting – now it has moved to the gallery, where the artist experiments with spatial links between photographs, fills the gaps between works with additional meanings, objects, signs that reveal the content of the works.

L: Why do you want to move to America then? After all, there is capitalism in its crystallized form.

A: Yes, but at least there is a clear legal system. Here I feel deprived of civil rights and therefore vulnerable.

Despite the anarchist beliefs of Alexander Sedelnikov, his art is built into the art market system. It will look great and can easily be sold in some New York gallery. Surely, this is a compromise. Alexander shows with his example that anarchism does not equal to radicalism. You can convey your beliefs not only in vulgar proclamations, but also in complex, multicomponent art pieces. Alexander Sedelnikov chose the most difficult position – to be both inside (system, shot) and outside (criticizing, photographing).