Расшатывая циклы времени

Расшатывая циклы времени

Женя Чайка
Автор
Женя Чайка
Читать на английском









Наташа исследует, каким образом жизнь укладывается в кольца, а материя снова и снова вступает в циклы перерождения.

Разглядывая художественные проекты, вглядываясь в произведения, подглядывая за их созданием, мы погружаемся в практическое поле идей. Там идеи словно бы обретают физическое обличье: мы видим, как они толкаются, теснятся; как одна опережает другую, как они ссорятся, мирятся или любят друг друга до полного растворения взаимных смыслов. Разговоры с художником — это способ проникнуть в кладовую идей, удивительная возможность разузнать, как они там организованы, понять, поддаются ли они вообще хоть какой-нибудь строгости.

В этой логике любопытства уравниваются проекты завершенные, представленные и только задуманные. В центре такого рассуждения — фокус, в котором развиваются идеи, тот поток, которому они следуют. Речь вовсе не о том, что все помысленное приравнивается к произведению, но, пожалуй, о том, что значение цикла «идея — эскиз — реализация — презентация» сильно преувеличено. О том, что эстетическое разлито по всем этапам; о том, что все сегменты цикла тем скорее перемешиваются, чем более ловко мы умеем всматриваться в ход времени, перемешивать свои восприятия и природу вещей.

Диффузия явлений, драматично разделенных во времени, находящихся по разные стороны доступного и возможного, — суперспособность Наташи Подуновой. Так, в проекте «Моое» (созданном в соавторстве с Анастасией Ростовой, Татьяной Зобниной и Иэном Вебстером) объекты возрастом 300 миллионов лет выставляются на одних основаниях с фотограммами — прямыми отпечатками явлений современности, от пластиковых пакетов до сотовых телефонов. Закономерность течения времени представлена через объекты, которые почему-то отказались исчезать даже после того, как их жизнь на земле официально остановилась: аммониты, доисторические водоросли, вымершие виды деревьев.

Наташа исследует, каким образом жизнь укладывается в кольца, а материя снова и снова вступает в циклы перерождения. Здесь и условия геологического времени, и невозможность избежать природного в любом пошаговом преобразовании вещества, которым так привык гордиться человек. Подобные изыскания делает возможными готовность к предельному фотоувеличению.

 

 

Looking at art projects, looking at works, spying on their creation, thus we plunge into the practical field of ideas. There, the ideas seem to take on a physical form: we see how they push and shove; how one is ahead of the other, how they quarrel, reconcile or love each other until mutual meanings dissolve completely. Conversations with an artist are a way to look into the storehouse of ideas, it’s an amazing opportunity to find out how ideas are organized, to understand whether they lend themselves to at least some kind of rigor.

In this logic of curiosity, completed, already presented and only conceived projects become equal. At the center of such reasoning lies the focus, in which ideas develop, the stream that they follow. We don’t mean that everything conceived is equal to complete works, but, perhaps, the importance of the cycle “idea – sketch – implementation – presentation” is greatly exaggerated. In fact, the aesthetic is diffused at all stages; all segments of the cycle mix the sooner, the smarter we can peer into the course of time, mix our perceptions and the nature of things.

Diffusion of phenomena, that are dramatically separated in time and located on different sides of the available and the possible, makes up the superpower of Natasha Podunova. Thus, in the project “Mooe” (created together with Anastasia Rostova, Tatyana Zobnina and Ian Webster), objects aged 300 million years are exhibited along with photograms – direct prints of modern phenomena: from plastic bags to cell phones. The regularity of the course of time is represented by objects that for some reason refused to disappear even after their life on earth officially ended: ammonites, prehistoric algae, extinct tree species.

Natasha explores how life fits into rings, and matter, again and again, enters into cycles of rebirth. Here are the conditions of geological time, and the impossibility to avoid the natural in any step-by-step transformation of matter, which man is so used to be proud of. The readiness for the ultimate photo enlargement makes this kind of research possible